Два памятника. Две судьбы. Одна площадь | Немного обо всём
июня
28
2009

Два памятника. Две судьбы. Одна площадь

Мастер-класс.

Автор: kkk1984

(Сны о чужой жизни)

Он — блестящий полководец, светский лев, любимый прекраснейшей женщиной своего времени, обласканный венценосными особами и народным признанием.

Она — скромная художница, мать-одиночка, выросшая в детском доме.

Теперь они вместе. Так решила Британия, за три столетия прошедшая нелегкий путь от холодного высокомерия до подлинного милосердия.

У них три руки и две ноги на двоих. Его зовут Горацио Нельсон, барон Нильский, герцог Бронте. Ее — Элисон Лэппер. У нее нет официальных титулов, но люди знают ее как Венеру Лондонскую.

Он

29 сентября 1758 года в доме деревенского священника из Бернем-Торп Эдмунда Нельсона ничто не нарушало сложившегося благочиния, о котором неустанно пекся преподобный отец семейства. И только очень внимательный наблюдатель заподозрил бы в воцарившейся тишине что-то странное. Возможно, в этом были повинны непривычно присмиревшие дети — младшее поколение семьи Нельсонов, представленное пятью сорванцами-погодками, обычно все же умудрялось напроказничать даже под присмотром строгого пастора и всевидящего Божьего ока. А может, все дело было в плотно захлопнутой двери в родительскую спальню, куда постоянно сновали хлопотливые женщины в  накрахмаленных чепцах? Каждый раз, когда дверь приоткрывалась, из-за нее доносились приглушенные стоны. Впрочем, все попытки дознаться об их причине немедленно пресекались на корню строгими миссис, которые тут же загораживали проем своими дородными телами, готовые умереть, но не допустить постороннего в свое суматошное царство.

Преподобный отец было дернулся, когда дверь в очередной раз хлопнула, но сразу же заставил себя погрузиться в прерванное молитвенное спокойствие. «Бог дал мужчине мудрость, а женщине — рот», — сообщил он сам себе, недовольно ерзая на жестком стуле. Впрочем, он и приказал домочадцам избавиться от мерзких подушечек, развращающих плоть. Истинный пуританин должен проводить свои дни в смирении и послушании, иначе беды не избежать.

Тишину прорезал требовательный, надсадный крик. Послышался тяжелый топот: кто-то грузный, пыхтя и отдуваясь, спешил по направлению к его комнате. Пастор поморщился. Он не любил, когда его отвлекали от размышлений. Но вернуться к ним ему уже не удалось.

— Это мальчик! У вас еще один сын, святой отец!

Она

8 апреля 1965 года Вероника Лэппер впервые за прошедшие сутки открыла глаза. Сознание плыло, раскалываясь на отдельные картинки — как будто кинопроектор застопорился на нескольких кадрах, и теперь настырно проматывал их туда-сюда. Во рту сушило, как после хорошей порции коктейля «Оранжевое сияние», с которым она когда-то переборщила в старших классах. Она попыталась приподняться на подушках и тут же со стоном повалилась назад. Тело саднило, живот отзывался глухой болью, спускавшейся к ногам. Живот... Она посмотрела вниз и вспомнила. Вчера (кажется, вчера, поправила она себя) ее привезли в госпиталь рожать. Затем что-то пошло не так — вроде бы врачи говорили, что ребенок повернулся попкой и это нехорошо. Ей дали наркоз, а дальше?

Беременности больше не было. Она убедилась в этом, проведя рукой по простыне. Вместо бугрившегося еще несколько дней назад пуза шла ровная гладь — правда, слегка вялая на ощупь. Но... где же ребенок? Ведь он толкался, вертелся внутри нее, иной раз подпирая диафрагму так, что трудно дышать — о, она живо вспомнила это ощущение. Неужели...?

Дверь хлопнула, и в палату зашла немолодая уже санитарка в безупречно белом халате и с наколкой на тщательно взбитых седых волосах. Заметив, что пациентка в сознании, она немедленно натянула на лицо дежурную улыбку и защебетала, ловко орудуя шваброй:

— О, миссис, вы уже проснулись? Да уж, эти наркозы — такое дело, никогда не знаешь, как отойдет. Вас тут таких пятеро лежит вот сейчас, так я всегда проверяю, как вы проснетесь, чтобы сразу чего, если что... — она заговорщически подмигнула.

Не успела Вероника выяснить, что имеет в виду не в меру услужливая санитарочка, как больничная тишина взорвалась хриплым, каким-то лающим криком. Было в нем что-то ужасное, но что?

— О, Боже... — с трудом проговорила она, едва расцепляя намертво слипшиеся губы. — Это ребенок ТАК кричит?

— Да, миссис, вы только представьте! — словоохотливо откликнулась санитарка. Видимо, ей не терпелось поделиться скандальной новостью.

— Какая-то родила вчера ребенка, как вы думаете? без рук и без ног! Ужас! Просто обрубок! — она подкатила глаза, смакуя подробности. — Сейчас он в реанимации, но я вам точно говорю — врачи просто не знают, что с ним делать.

— Они, небось, преспокойненько себе ждут, когда он скончается (бедное дитя!) — сочла она нужным добавить, заметив, как лицо слушательницы побелело. — Я вам так скажу — больше трех дней оно не протянет. Уж я-то повидала! А даже если и  так, то для него так-то и лучше, прости меня Господи. Если и выживет, так будет что-то навроде капусты на грядке. Кстати, это девочка.

***

Его мать, тихая и вечно покорная воле своего деспотичного супруга, умерла, когда ему было 9 лет. После этого он практически сбежал из родного дома — в море.

Ее мать даже не забрала ее из роддома. Впервые они встретились только 4 года спустя. Элисон до сих пор помнит ту жалость, смешанную с отвращением, которая так ясно читалась на лице родившей ее женщины. Вопреки распространенному заблуждению, в ее уродстве повинен не талидомид — Вероника Лэппер не могла принимать его во время беременности, так как он был запрещен тремя годами ранее. Ее диагноз — фокомелия, но назвать точную причину произошедшего не сможет ни один врач. Даже сейчас.

Теперь она сама — мать. И жестко обрывает журналистов, задающих ей каверзные вопросы. Она твердо убеждена, что права женщины приоритетнее прав ребенка. Казалось бы, вся ее судьба буквально кричит о том, что так нельзя, так неправильно, так... нечестно! Но той же судьбой она заслужила свое — особое — мнение.

Он, будучи хлипким подростком, сдирал руки в кровь, хватаясь за склизкие шкоты. Она трех лет от роду тянулась культями ног, на которых сохранились пальцы, к кисточкам и рисовала ртом.

И никогда бы ей не быть рядом с ним, если бы однажды ее знакомый скульптор Марк Куин не увидел бы прекрасное, скрытое за внешним безобразием; жизнь, растущую вопреки общественному мнению, запретам врачей и собственным страхам.

Памятник, моделью для которого послужила Элисон Лэппер  на 8-м месяце беременности, до конца 2007 года простоял рядом с бронзовым адмиралом на Трафальгарской площади Лондона. Инвалид без обеих рук и ног, ставшая известной художницей, была признана самым достойным завершением пустовавшего без малого 160 лет пьедестала. Белый мрамор традиционно используется скульпторами для воплощения прекрасных нимф и античных героев — он нежно подчеркивает светящиеся изгибы, заставляя зрителей замирать в восхищении. Куин и здесь нарушил правила — с помощью материала он сумел показать великолепие женщины-матери, идущее изнутри ее тела — неполноценного с точки зрения общества, но более чем достаточного для того, чтобы подарить миру новую жизнь.

При всем этом взгляд прежде всего останавливается на лице статуи — с правильными, немного резковатыми чертами, выдающими сильный характер. Это лицо могло бы принадлежать греческой богине. Но она взошла на пьедестал не из-за красоты. И даже не благодаря своему уродству, как любят позлословить охотники пройтись по политкорректности.

Она — упрек. Она — прощение. Она — символ.

И пусть для кого-то это все далеко и нереально, просто кошмарный сон о чужой жизни — они существуют, они рядом. Не отворачивайтесь, люди.

______________________________

Спонсоры блога:

Онлайн-журнал «Мир женщин» расскажет всё о том, каким должен быть правильный уход за волосами, кожей и всем телом.

Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong

11 комментариев »

  • Сосредоточенный

    Спасибо автору. Я читаю работу уровня мастер-класса.

    Теперь – несколько соображений.

    1. Факты

    В центре Трафальгарской площади установлена величественная колонна и на ней скульптура адмирала Нельсона. Кроме нее, есть еще несколько постаментов. Так, на нижней части площади возвышаются памятники еще одному адмиралу Чарльзу Непиру, генералу Генри Хейвлоку и королю Георгу IV. Четвертый постамент пустовал полтора столетия. Где-то уже лет девять уже здесь выставляются произведения современного искусства. В том числе, в течение примерно полугода, стояла скульптура, созданная в честь Элисон Лэппер. Затем она обрела нового владельца. Теперь на этом месте авангардная композиция немецкого художника Томаса Шютте.

    2. Нельсон – Лэппер: уместность сближения

    Безусловно, идея сопоставления великого адмирала и нашей современницы выглядит многообещающе. Хотя, если вдуматься, контрастов в их судьбе не больше, чем сходства.

    Семья сельского священника – не Виндзорское предместье. И Вероника Лэппер и приходской батюшка Эдмунд Нельсон явно очень далеки были от «высокородных мира сего». И Горацио Нельсон и Элисон Лэппер – люди чрезвычайно настойчивые, упорные и талантливые. И это их, несомненно, сближает. Как и то, что оба очень известны не только в Великобритании, но и за пределами Объединенного Королевства.

    Красочно и мастерски живописать обстоятельства рождения будущего адмирала и будущей художницы – это авторская прихоть. Талант всегда прихотлив и точен. И то и другое событие описано достоверно, но вот почему автор в дальнейшем лишь наметил пару достаточно случайных параллелей, не захотел в них углубляться? Либо потому, что параллелей, либо контрапункта просто нет. Или они слишком очевидны. Есть и еще одно объяснение – мы читаем «сны о чужой жизни». Примечательно, что автор именно так определяет жанр статьи. Это много поясняет.

    Памятник Нельсону на Трафальгарской площади – имперский символ Великой Британии. Он установлен более чем полтора столетия назад, и спустя полтора столетия, скорее всего, будет все также восхищать и изумлять.

    Памятник Лэппер на Трафальгарской площади – символ чего?

    3. Элисон Лэппер

    К сожалению, автор мало пишет о самой Элисон Лэппер. Мы узнаем, что она известная художница. Что права женщин считает приоритетнее прав детей.

    Элисон Лэппер благополучно родила здорового сына, которого она назвала Парисом

    В статье, кочующей по сайтам рунета, сказано, что предмет особой заботы Лэппер — аборты на поздней стадии беременности инвалидов.

    Просто вдумайтесь: женщина, которой ставят памятник, как символу женственности, героического материнства, а значит – полной, безоговорочной, принимающей и прощающей любви – эта женщина защищает права женщин-инвалидов убивать своих нерожденных детей. Как к этому отнестись?

    Лондонский мэр на открытии памятника сказал: «Марк Куинн создал произведение искусства, которое является потенциальным символом и большим вкладом в облик Лондона. Это произведение, полное смелости, красоты и вызова; оно воплощает все то лучшее, что есть в нашем городе".

    Обратите внимание на ораторскую казуистику, на выражение — «потенциальный символ».

    Да, безусловно, есть и смелость, и красота, и вызов. И все это не потенциальное, а реальное, яркое, громко заявляющее о себе. А вот символ – только потенциальный.

    Потому, что мама не может считать свои права выше прав своего ребенка. Мамы вообще не занимаются сравнением прав – собственных и своих детей. Они просто любят. Уверен, что любит своего сына и Элисон Лэппер.

    Конечно, человек может выстрадать свой взгляд на любую тему. Но оттого, что взгляд выстрадан, он не становится безоговорочно нравственным.

    Комментарий | 28 июня 2009
  • Лёка

    Всё здорово, увлекательно, познавательно и захватывающе.

    Сам по себе факт того, что Лондонской Венере установили памятник — дорогого стоит.

    Я только одного не сумела понять: какой вывод — по мнению Автора статьи — должен сделать Читатель (то есть я) из того, что оба памятника размещены на одной и той же площади?

    :neutral:

    Комментарий | 28 июня 2009
  • Галина

    Катя. Это литература. Это хорошая литература. Это здорово.

    Спасибо.

    Комментарий | 28 июня 2009
  • Избранная

    Написано неплохо, конечно.

    Но вот тут:

    «Если и выживет, так будет что-то навроде капусты на грядке. Кстати, это девочка.

    Его мать, тихая и вечно покорная воле своего деспотичного супруга, умерла, когда ему было 9 лет. После этого он практически сбежал из родного дома — в море.»

    Надо было разделить заголовком эти абзацы, нет? Или хотя бы чем-то типа ***

    А то непонятно, кто он, чья мать :eek: Вроде только о девочке родившейся шла речь, а потом о ком-то другом. То есть во время чтения споткнулась об это место, натужно размышляя: госпади, кто он, чья мать?

    Ну и мне, как слегка туговатой на оба полушария, с трудом удалось удалось нащупать параллели между Нельсоном и Лэппет, если честно.

    Комментарий | 28 июня 2009
  • Это косяк публикации. У автора в исходнике все было, а я, отправляя ночью на паблик, не перепроверила, как движок сайта отобразил форматирование.

    Комментарий | 28 июня 2009
  • Избранная

    *Лэппер, прошу прощения

    Комментарий | 28 июня 2009
  • kkk

    Сочувствующий, спасибо за такой обстоятельный комментарий, действительно интересно было почитать :smile:

    Сразу хочу сказать, что работа для «мастер-класса» абсолютно неподходящая. ТАК писать НЕ надо :wink: Что меня торкнуло на подобное — объяснить не могу. Села в два часа ночи и настрочила. Что это было, понятия не имею) Видимо, ПМС. Утром я писала Тигре и просила ее сиё не публиковать. Оксана = аяяй :cool:

    Работа НЕ закончена. Это к вопросу «И то и другое событие описано достоверно, но вот почему автор в дальнейшем лишь наметил пару достаточно случайных параллелей, не захотел в них углубляться?» Параллели есть. И задумка была идти дальше по биографии. Но я поняла, что это будет статья не для блога, а для рулона туалетной бумаги — по количеству символов)))

    А потом, честно признаюсь, потные валы вдохновения — дело довольно изматывающее. Когда он отходит, сначала удивляешься, как ты могла СТОЛЬКО накатать за два часа, потом перечитываешь и удивляешься, как ты могла ЭТО написать, и думать, что это хорошо. Много раз убеждалась — чем настойчивее тебя прет нечто выродить, тем ужаснее будет результат. Если, как говорится, перо летает — получившееся лучше сразу выкинуть. Без хорошей работы ничего достойного сделать нельзя.

    Это я к чему? Когда муза с домкратом наконец свалит восвояси, обнаруживаешь себя потной, обкурившейся, выжатой как лимон — и при этом счастливой обладательницей кучки исписанных листков непонятно с чем. Дописывать я тупо не стала, а вот ума не отсылать этого почему-то не хватило.

    "Памятник Лэппер на Трафальгарской площади – символ чего? "

    А вы как думаете? :wink: По-моему, это все настолько очевидно, что пафосно пережеывавать — значит, растолковыапть прописные истины. Прицел, насколько я помню из того наркоманского состояния, был смещен не на текущую символьность, а на предысторию, што ли... Если хотите, это приквел с небольшим резюме)

    «Но оттого, что взгляд выстрадан, он не становится безоговорочно нравственным.»

    Этого нигде в статье не утверждается. Разве там была какая-то идеализация образа Нельсона или Лэппер — все равно кого? Важно понять, что как люди — они люди, с присущими роду человеческому недостатками. Возможно, не опускают стульчак или когда-то стянули батон. А вот как памятники — они безусловно облечены некой символьностью. Ее отношение к абортам мне известно, и хотя я не могу его разделить безоговорочно, считать она может как ей заблагорассудится — суть вообще не в этом. Памятник то вообще не ей, как личности, в отличие от Нельсона, она только модель.

    «В том числе, в течение примерно полугода, стояла скульптура, созданная в честь Элисон Лэппер. Затем она обрела нового владельца.»

    Эм... сам факт того,что они были вместе — думаю, удивителен. Вам так не кажется?) В статье указано, что Лэппер уже там нет.

    Вот где то так, извиняюсь за сумбур, в нем виноваты те, кто придумал ноутбучные клавы, нарощенные ногти и мобайл-инет, поэтому они должны вечно гореть в аду :mrgreen:

    Вообще тут обсуждать нечего, я кагбе заранее согласна, что это не пойми че. :eek:

    Комментарий | 28 июня 2009
  • Катя! Иди нафик! :grin:

    Текст отличный, я щетаю. Фсем попячицо поэтому, ибо кто тут жюри? Я жюри. :cool: :grin:

    Причем тут пареллели? причём тут судьбы? да притом, блин, что написано — отлично, притом — что посмотрите под новым углом, притом — что лезьте все в гугл и чтайте, читайте, мать вашу, про эту странную и поразительную тётку-художницу!

    И пешыте, пешыте все так, чтобы это взахлеб читали, как читают эту работу мастер-класса. Вот так. :idea:

    Комментарий | 29 июня 2009
  • Автор игриво скромничает, и это нормально. Конечно, работа не в формате конкурса, но написана со вкусом. На то он, поди, и мастер-класс?.. Или я ошибаюсь... :smile:

    Комментарий | 30 июня 2009
  • dingoweb

    Право слово, менее всего хочется производить анатомический анализ текста, препарируя его с видом профессионала — в этом нет нужды, статья цепляет, бьёт по глубинам эмоционального восприятия. Хочется защвырнуть вск проблемы, теперь уже кажущиеся такими мелкими, к чёрту, стиснуть зубы и что-то делать, дерзать, уж если Она смогла рисовать и родить всему вопреки. А ещё первый порыв — найти всё об Элисон Лэппер, посмотреть на её картины.

    Спасибо, Катерина! Мастер-класс без сантиментов и кокетства.

    Комментарий | 1 июля 2009
  • Галина

    Может, это только мое мнение, но эта статья — лучше, чем новая. Извините, Катя :smile:

    Комментарий | 8 июля 2009

RSS feed for comments on this post. TrackBack URL

Оставить комментарий

© 2009 Немного обо всём