Чайка по имени Джонатан Ливингстон | Немного обо всём
июля
08
2009

Небо — не предел

Мастер-класс по заявке участника.

Автор: Светлана (Linred)

Чтобы  летать с  быстротой мысли  или, говоря иначе, летать куда хочешь, нужно прежде всего понять, что ты уже прилетел.
Р.Бах

Притчи, как горькое лекарство в кусочке рафинада — привкус противнейший, зато полезно и сладко. Может быть, именно эти свойства объясняют рекордный тираж Библии — 6 миллиардов экземпляров. Успех «Чайки по имени Джонатан Ливингстон» несколько скромнее, но все равно впечатляет. Двадцать миллионов копий книги разошлось по всему миру за четверть века.

Такую популярность можно объяснить талантом Ричарда Баха, умелым пиаром, модой, или божественным провидением, на которое ссылается сам автор. Но факт остается фактом — равнодушных к истории о чайке, которая любила свободу больше, чем рыбу, осталось мало. Для кого-то она стала неисчерпаемым источником вдохновения, а у кого-то менторский тон повествования попросту вызывает тошноту. К счастью, в 1973 году, спустя всего 3 года после издания книги, Холл Бартлетт на ее основе снял такое кино, которое смогло угодить и тем, и другим.

Не зря Ричард Бах предпочел в свое время именно фотографии в качестве иллюстраций для книги. Документальные снимки полетов чаек добавили философской сказке достоверности, развеивая вполне объяснимый скепсис в духе Эллочки Людоедки: "Не учите меня жить!"

Бартлетт пошел дальше. Он снял кино о свободолюбивой птице настолько убедительно, что даже самый заядлый противник творчества Баха, Коэльо и прочих великих моралистов нашего времени оставит всякие споры при виде столь естественно-совершенной красоты.

То, что «Чайку по имени Джонатан» можно экранизировать, наверное, не предполагал даже ее автор. Каким-то непостижимым образом создателям фильма удалось сделать представителей стаи различимыми между собой, передать эмоции. Удивление, негодование, страх, растерянность и даже намек на улыбку — все это, оказывается, видно и из-под перьев. А разницы между Джонатаном, Флетчером и другими чайками не заметит только тот, кто и к третьей части «Матрицы» с трудом отличает Нео от Тринити. Остальные оценят удачный «кастинг».

Литературный талант Ричарда Баха не подлежит сомнению, однако Бартлетт доказал, что действительно есть вещи, которые лучше один раз увидеть. Увидеть глазами чайки, набирающей высоту 10 тысяч футов и падающей оттуда оперенным камнем в океан. В первые же десять минут сердце приспосабливается к ритму танцующих кадров: замирает в восхищении, учащенно бьется в восторге. И, проникнувшись верой в реальность происходящего на экране (1973 год на дворе!), так легко принять заодно и всю философию, прилагающуюся к захватывающему полуторачасовому зрелищу.

Штопоры, бочки и пике в исполнении Джонатана — это свобода в проявленном виде.

Чайка в зимнем лесу, пробующая снег на вкус — это лучшая из возможных визуализаций одной короткой фразы: «Он прожил долгую и счастливую жизнь».

Рожденная из зеркально гладкого океана волна, сахарная вата облаков, смертельно красивые пески пустыни — все это можно разбить на несметное количество обоев для рабочего стола. Проблема лишь в том, что выбрать лучшую картинку невозможно.

Впрочем, все это не значит, что мораль притчи недостойна той воистину великолепной оболочки, в которую завернул ее режиссер. Бартлетту просто удалось заменить горькое лекарство с сахаром на большое, красивое яблоко — кладезь чувственного удовольствия и полезных витаминов. Почти дословно пересказав сюжет и ключевые диалоги, ему удалось, тем не менее, избавиться от основного недостатка книжной версии «Чайки по имени Джонатан Ливингстон». Ощущения, будто мозги побывали в прачечной, пока ты следил за историей необыкновенной птицы, не возникает.

Зато с каждым новым кадром укрепляется чувство, будто обращение Ричарда Баха к «невыдуманному Джонатану-чайке, живущему в каждом из нас» теперь достигло цели. И это именно твое сердце так волнуется, достигнув предельной скорости и отбросив представления о границах. Это именно ты полон решимости не возвращаться в «стаю таких же напуганных как ты».

Жюри  в 1974 году отблагодарило оператора фильма за праздник безупречного вкуса «Оскаром». Музыку отметили «Золотым Глобусом». Вероятно, самые престижные премии достались бы и за лучшую актерскую игру и декорации. Только вот вручить их тому, кто создал чаек и океан такими, какие они есть, было бы слишком затруднительно.

Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong

3 комментария »

  • «Зато с каждым новым кадром укрепляется чувство, будто обращение Ричарда Баха к «невыдуманному Джонатану-чайке, живущему в каждом из нас» теперь достигло цели. И это именно твое сердце так волнуется, достигнув предельной скорости и отбросив представления о границах. Это именно ты полон решимости не возвращаться в «стаю таких же напуганных как ты».»

    О, да! Отлично, Светлана!

    Комментарий | 8 июля 2009
  • Спасибо! К своему стыду, я не видела этот фильм, теперь обязательно посмотрю!

    Комментарий | 8 июля 2009
  • Честное мнение устроителя: до уровня мастер-класса недотягивает, увы. Приняла потому, что это была единственная смелая заявка от автора на участие именно в мастер-классе, и потому я позволила себе её удовлетворить — автор и сама после увидела, что по уровню её работа равная многим другим конкурсным. А мастер-класс предполагает выше, как ни верти. Значит, моё решение было не зряшным. :wink:

    Комментарий | 14 июля 2009

RSS feed for comments on this post. TrackBack URL

Оставить комментарий

© 2009 Немного обо всём